Главная » Архив журнала » Архив » Разное

Злаки в дизайне сада
Злаки в истории садового дизайна взлетали на пик популярности по крайней мере два раза. В XIX веке, когда в сады Англии и Америки шагнули экзотические мискантусы и кортадерии, и, как считается, отлично вписались в викторианский стиль.

Постепенно интерес к экзотике стал угасать. Чему способствовало и обращение части ландшафтных архитекторов к природному стилю оформления садов, делавших упор на незаслуженно забытые прекрасные растения местной флоры, в том числе злаки. Среди них был англичанин Вильям Робинсон, автор самых популярных садовых книг второй половины XIX века, приверженец натуралистических посадок, которые опробовал в саду-лаборатории Грэйвети-Минор (Западный Сассекс). Внесла лепту и великая Гертруда Джекилл своим «Диким садом» в Мэнор-Хаусе в Хэмпшире. В число первопроходцев попал голландский биолог Жак П. Тийссе, создавший в начале XX века в окрестностях Амстердама городской парк, заселённый характерными для окружающих районов растениями.Тогда-то впервые прозвучал призыв не выкашивать травы в садах, созданных в подражание природе.

Вторая волна популярности накрыла злаки после 1957 года,когда вышла книга выдающегося немецкого садовода Карла Форстера «Злаки и папоротники — новые растения для сада», и не пала по сей день. За Форстером, считая его своим учителем, потянулись — немец Вольфганг Эхме и голландец Джеймс ван Сведен, работавшие в США, немка Розмари Вэйс, создавшая Западный парк в Мюнхене, и многие другие. Появились знаменитые «сады-прерии», напоённые простором и свободой, тему которых сегодня активно развивает голландец Пит Удольф. Он считает, что форма и структура растений неизмеримо важнее цвета, а их носителями прежде всего являются злаки. Дизайнеры всё активнее вводят злаки в сады различных стилей и всё настойчивее ратуют за лужайки, покушаясь на национальное достояние Англии — газон, история которого насчитывает почти 300 лет. Причём в рядах этих ниспровергателей устоев немало британцев. 

Нам трудно поспеть за мировой модой. Мы ещё не насладились ни экзотикой, ни газонами. Чаще именно растения, как правило, прибывшие издалече, для насважнее и стиля сада, и увязки его с окрестностями. В отличие от западных европейцев мы не обзавелись природоохранными обществами, которые, не останавливаясь ни перед какими трудностями, отыскивают растения того или иного временного периода и даже пытаются вывести исчезнувшие садовые формы. А может быть, наоборот: нам проще перепрыгнуть через столетия, не проходя все этапы развития садового дизайна и оказаться впереди Европы всей. Время покажет, а пока попробуем разобраться, в чём же основные достоинства трав, чтобы без колебаний как аксиому принять высказывание Форстера, что «Сад без злаков — это нонсенс».

Самое главное — это естественность злаков, в том числе и сортовых (такова уж их природа, даже человек не в силахеё испортить). Они вносят в сад нотку непосредственности, которой часто так не хватает культурным посадкам. Работая со злаками, практически невозможно совершить ошибку, они почти всегда ко двору. Орнаментальные злаки столь разнолики по фактуре, структуре, цвету и размерам, что возможности их использования если и ограничены, то только фантазией дизайнера. Безбрежная, как степь, современная злаковая палитра позволяет выбрать из неё исполнителя на любую роль: солиста, акцента в цветнике, партнёра другим растениям, элегантного напочвенного ковра, пышной живой изгороди, контейнерной культуры. А как изумительно хороши бордюры только из злаковых трав и низких, и средних, и высоких, и стоящих строго вертикально, и вальяжно раскинувшихся во все стороны, и склонившихся к вашим ногам, и однородных, и составленных из нескольких видов. Непередаваемое по красоте зрелище — большие злаковые массивы. Только обзавестись ими, к сожалению, не всегда позволяют размеры надела...

Злаки — прекрасный нейтральный фон для растений с красочными цветками и листьями. А вписанные в миксбордеры из цветковых многолетников, они смягчают эффект от ярких красок, отделяя их друг от друга и отвлекая внимание на себя, когда заканчивается пора цветенья. Разбавленные злаками цветники полноценно живут весь сезон, а мы при этом тратим на их создание минимум усилий и ресурсов. Большинство орнаментальных злаков пастельно окрашено, потому без труда сочетается практически со всеми цветками и цветными листьями.

Серебро злаковых соцветий, в сущности, нейтрально. Оно может прибавить живую искорку в утончённый цветник, или обеспечить глазу долгожданную передышку в композиции, которая похожа на калейдоскоп. Травы с зелёными листьями — идеальные ковры, на которых можно разместить броские многолетники. Голубые и серо-голубые злаки тоже отлично укрывают почву, а ещё они способны усилить тот же голубой тон у других растений или поучаствовать в контрастных сочетаниях, например, с жёлтым или лиловым цветом. Кроме того, многие голубые травы сохраняют свой оттенок весь сезон, а такие склонные к постоянству цветовые комбинации проще составлять. А злаки с яркой жёлтой, красной окраской составят конкуренцию цветковым многолетникам и могут быть такими же равноценными партнёрами цветам в бордюре.

Образуя шумящую полупрозрачную завесу, колеблющуюся при малейшем дуновении ветра, злаки ненавязчиво дробят сад на фрагменты, не дают прочитать его сразу,увидеть целиком, как на ладони.

Осенью, когда природа устраивает в честь злаков бенефис, она перекрашивает их в золотые, оранжевые, красные и бордовые тона, изменяя картину сада до неузнаваемости. Сколько роскошных примеров дизайна было получено в результате удачной цветовой комбинации осенних трав и листопадных деревьев и кустарников! Даже зимой, если травы не срезать, они вдохнут жизнь в опустевший сад.

И, наконец, большинство злаков не нуждается ни в плодородной почве, ни в поливе, а только в обилии воздуха, которого на наших просторах, слава Богу, пока предостаточно. Некоторые дизайнеры дошли до того, что даже сознательно обедняют плодородную садовую почву, чтобы создать диким растениям привычные условия. Только сажая, обеспечьте своим злакам достаточно места на «вырост», следуя золотому правилу — при посадке интервал между отдельными особями должен быть равен их высоте. И тогда они долго не будут досаждать ни прочим растениям, ни вам. Конечно, я не беру в расчёт таких уникумов, как пырей и иже с ним.

Ландшафтные идеи, возникшие в чьих-то светлых головах и воплощённые в жизнь, склонны перетекать в другие края, конечно видоизменяясь в зависимости от интерпретатора, от места, куда эти идеи занесло, от климата, рельефа, набора растений и природных материалов. Лучший способ познакомиться с новыми веяниями — это посетить сады, оформленные признанными мастерамиили любителями-энтузиастами. Конечно, везде не побываешь, и тут на помощь приходят фотографии, позволяющие получить представление о том, что делается в мире садового дизайна. В нашем редакционном архиве, который постоянно пополняется, тысячи снимков, многие из них вам уже хорошо известны, другие ждут своего часа. Некоторые запали мне в душу и подвигли на эти зарисовки. Посмотрите, как по-разному могут выглядеть злаки в дизайне сада.

СЮЖЕТ ПЕРВЫЙ, где злак — главное и единственное действующее лицо.

Это всего лишь злаковая дорожка в саду. Но каков вид! И всё благодаря высоким, поникающим, широко раскинувшимся злакам, которыми она обсажена с обеих сторон. Бредя по такой дорожке можно скрыться от чужих глаз, о чём-то подумать, помечтать. Куда она ведёт? Быть может, за её таинственным поворотом нас, как в детстве, подстерегает чудо, ну хотя бы наконец-то раскрывшийся долгожданный цветок. Не об этой ли дорожке писала средневековая японская поэтесса Эйфуку:

«Позднее лето.

Заглушили буйные травы

Тропинки в саду.

Потаённым думам моим

Сквозь них никак не пробиться». 

СЮЖЕТ ВТОРОЙ, в нём злаки преобладают, но появляются и другие растения.

Глядя на эту прямую, открытую солнцу и всему миру дорожку, обрамлённую злаками вперемешку с жёлто-оранжевыми лилейниками и тёмно-синими ирисами,мы не ждём чуда. Мир понятен и предсказуем, как и это классическое сочетание жёлтого с синим. И это в определённых жизненных обстоятельствах не наилучший ли вариант. 

СЮЖЕТ ТРЕТИЙ, в котором злаки солируют.

А прима среди них, конечно, экзотическая пампасная трава, или кортадерия Селло (Cortaderia selloana). Помимо высоты (до трёх метров), стройности и умения держаться кучно, она поражает своими удивительно мощными и торжественными шелковистыми метёлками, которые ещё и цвета могут быть разного. Импозантной кортадерии трудно отказать в праве встать посреди газона или цветочного бордюра. Вот только, чтобы вырастить её в нашей полосе, нужно быть владельцем участка с особым микроклиматом, примерно таким, на котором и черешня растёт и плодоносит, и кое-какие абрикосы, и виноград. А ведь есть такие, видела своими глазами. Не всем достались во владение бывшие болота, низины и открытые холодным ветрам просторы. Мне в этом смысле не повезло, и я, как тот кулик, хотя и не хвалю своё болото, всё же его люблю. Но любоваться величественной кортадерией вынуждена исключительно на стороне.

СЮЖЕТ ЧЕТВЕРТЫЙ, в котором злаки не только солируют, но и создают кулисы.

Высокий злак, который будет жить на любых наших неудобьях, — это мискантус сахароцветковый (Miscanthus sacchariflorus). Он обычно чуть ниже кортадерии, но плюмажи его веерообразно расширяющихся кверху соцветий хороши по-своему — нежные, шелковистые, лёгкие, крупные. Правда, удержатьмискантус в виде незыблемо стоящего куста трудно. Он непременно примется захватывать территории, и из него скорее легче «строить» стены или бесформенные куртины, которыми можно отгородить одну часть сада от другой или даже замаскировать невысокую хозяйственную постройку. Чтобы он оставалсяв заданных рамках, в почву вкапывают защитный экран (лист железа, шифера).

Можно попытаться остановить мискантус и более необычным способом — направить в его сторону растение с таким же мощным ростом (например, золотарник), столкнуть две «армии», пусть воюют между собой, а третья сторона сможет на время расслабиться. Честно сказать, я от своего «сладкого» мискантуса, жизненное пространствокоторого в своё время не очертила, уже устала. Каждый год собираюсь вступить с ним в непримиримую борьбу, но, когда осенью приходит его звёздный час и он окрашивается мягким медовым цветом, вдохновенно устремляя в небо свои роскошные метёлки, и нет растения краше, я с чистой совестью откладываю свои планы на потом. А есть ведь ещё зима, и тогда, как заметил Басё, «Криво, косо, но, // Всё же стоит в сугробе // Засохший мискант». В качестве изящной кулисы подойдёт и вейник остроцветковый (Calamagrostis acutifolia) ‘Karl Foerster’ — идеальный образчик структурных злаков, который будет время от времени напоминать вам об идейном вдохновителе злаковых садов.

СЮЖЕТ ПЯТЫЙ, в продолжение четвёртого.

Куда легче контролировать великолепные сорта мискантуса китайского (M. sinensis), но они ростом ещё чуть меньше. Редкий сад не обзавёлся сегодня сортом ‘Zebrinus’, чьи остроконечные листья с ярко-жёлтыми поперечными полосками похожи на иглы дикобраза. «Китаец» неизвестного сорта, который я посадила пять лет назад одной былинкой, за пять лет прирос до семи, практически добавляя по одному стеблю в год. Мог бы проявить большую прыть, думаю я. Воистину, что имеем, не храним.

СЮЖЕТ ШЕСТОЙ, в котором злак солист не простой, а интригующий.

А каков хозяин этого сада, заставивший очень крупный злак, связав его вершины в тугой узел, изображать то ли топиарные формы, то ли стройные кипарисы, то ли узкие пирамиды? А ведь сделать это до противного просто, нужно было только догадаться. Какие виды пущены в дело, точно сказать трудно, особенно когда срезаны соцветия. Это может быть и мало подходящий нам арундо тростниковый (Arundo domax) и «свой парень» тростник обыкновенный (Phragmites australis), для которого и трёхметровые высоты далеко не предел.

СЮЖЕТ СЕДЬМОЙ, в котором злак — прекрасная маскировочная субстанция.

Хозяин этого французского сада всего лишь спрятал скамейку в зарослях высоких злаков (мискантусов, вейников), а результат получился выше всех похвал — красиво, уютно, тепло, чего ещё требовать от такого места. Воистину злаки — лучшая из ширм, создающая атмосферу уединённости и покоя, за которой можно, подобно всё тем же японцам, слушать шум ветра. 

СЮЖЕТ ВОСЬМОЙ, в котором злаки наводят тень на плетень.

Есть в садовом дизайне отработанный приём — посадка на переднем плане бордюра высоких сквозистых растений, чтобы через них, как через кисею, разглядывать цветы второго плана. И злаки здесь вне конкуренции. Такой «передовой» злак, по моему мнению, позволяет убить сразу двух дизайнерских зайцев. Во-первых, он зрительно размывает контуры растений, делает их менее чёткими, а потому более загадочными, нежными, романтичными. Во-вторых, нарушает чёткую ступенчатость бордюра (от низкого к высокому), и он становится более пейзажным и опять же романтичным.

Воплощением изящества может стать щучка дернистая (Deschampsia caespitosa), украшающая сад тонким кружевом своих соцветий с середины лета до глубокой осени. 

СЮЖЕТ ДЕВЯТЫЙ, в котором злаки строят партнёрские отношения с розами.

Кого только не сватали розе в качестве идеального спутника жизни — и благородную лаванду, и деревенскую красавицу наперстянку, и даже простушку герань. Но согласитесь, трудно найти ей попутчика лучше, чем злак. Кто, как не он, может стать «братом распускающихся роз, // И женихом стеснительной сирени» (Готфрид Бенн). Он и воздушный, и грациозный, и лист его узок, и, к счастью, не наделён ни яркими цветками, ни ароматом, способным конкурировать с розой, мешая ей царить.

Тем не менее злаки с пёстрыми белыми, жёлтыми, красноватыми и даже фиолетовыми листьями могут подыграть розе (и не только) с цветками того же тона или, наоборот, контрастного. Пусть на вас поработают лузула лесная (Lusula sylvatica), которая в конце сезона перекрашивается в тёмно-бордовые тона, или канареечник тростниковый (Phalaris arundinacea) сорта ‘Tricolor’ с трёхцветными листьями.

А эта популярная бело-пёстрая разновидность picta того же канареечника тростникового, несмотря на то, что цвет её нейтрален, создаёт с ярко-красной розой смелый контраст (на фото ниже).

Жаркой степью пахнуло от бордюра, обрамлённого «травой шелковой» — ковылём тончайшим(Stipa tenuissima), к сожалению, недостаточно зимостойким у нас. Но виды ковыля, которыми его можно заменить, существуют, и их не так уж мало.

СЮЖЕТ ДЕСЯТЫЙ, в котором злаки — это всё.

Выстраивая такой строго ступенчатый злаковый бордюр, стоящий надёжной плотной стеной за редко посаженными штамбовыми розами, его хозяин, скорее всего, думал всё же не о розах, а о красоте и разнообразии злаков. В этом случае ответ на вопрос, кто тут кого дополняет — злаки розы, или розы — злаки, для меня очевиден: конечно, злаки важнее.

Они — гвоздь программы, гордость хозяина сада и, возможно, заслуга его садовника. Моя попытка по фотографии их «вычислить» выглядит так — в первом ряду — овсяница; во втором — просо прутьевидное; в третьем — тростник обыкновенный. За вами остаётся право со мной не согласиться.

СЮЖЕТ ОДИННАДЦАТЫЙ, где злаковые травы «глядят в озёра синие».

Рядом с моей дачей, отделяя лес от бывшего колхозного поля, на котором ещё десять лет назад колосилась рожь (тоже,кстати, великолепный злак), течёт безымянная речушка.Её берега, будто по проекту талантливого дизайнера, «обсажены» огромными шаровидно-поникающими тёмно-зелёными кочками осоки. Воистину, природа всегда знает, что творит.

Примерно такую же картину по силам создать и нам, обрамив осокой свой водоём, ручей или болотце, благо её видов превеликое множество. Вот так воспользовались наработками природы во французском саду. «Нет солнца, но светлы пруды, // Стоят зеркалами литыми. // И чаши недвижной воды // Совсем бы казались пустыми, // Но в них отразились сады». (И. Бунин). Опять же хозяевам крупных водоёмов, не грех ещё раз обратить свой взор на самый грандиозный в нашем климате злак — тростник обыкновенный.

СЮЖЕТ ДВЕНАДЦАТЫЙ, в котором злаки и камни заодно.

Альпинарий, возможно, и может обойтись без злаков, но их наличие, несомненно, повысит его и без того высокий статус. Если альпинарий населён карликами, то и злаки берите им под стать — весьма подойдут аккуратные овсяницы (Festica).

Я нахожу необыкновенно привлекательной овсяницу метельчатую(F. scoparia) с плотными тёмно-зелёными кочками, а за склонность к самосеву и нежный облик выделяю среди прочих овсяницу сизую (F. glauca). Если же ваш альпинарий это скорее сложение крупных камней, то и среднерослые, и даже высокие злаки будут среди них вполне уместны. Симбиоз этой японской травы хаконехлоа крупной (Hakonechloa macra) ‘Aureola’ с валунами очень хорош.

СЮЖЕТ ТРИНАДЦАТЫЙ, неожиданный.

Завершить чёртову дюжину злаковых мотивов хочется чем-то необычным. Такой мне показалась посадка ковылей, опять же тончайших, в «зыбучие» пески на высоких подпорных стенках.

А сколько ещё примеров с использованием злаков создано природой и придумано человеком! Нам остаётся только смотреть, выбирать и думать, как всё это применить в саду.

Ребрик Елена